Интервью

Том Хиддлстон о романтике, театре и готовке с Крисом Хемсвортом

03 Ноябрь 2013

Том Хиддлстон о романтике, театре и готовке с Крисом ХемсвортомО Томе Хиддлстоне можно сказать, что все в его жизни складывалось правильно, как и подобает настоящему британцу.

Родился он в Вестминстере, центральном районе Лондона, в 1981 году. Впоследствии учился в самых престижных Британских школах и университетах, среди которых были и Оксфорд, и Кэмбридж, и даже Итон. Еще в студенческие годы у будущего актера проснулся интерес к театральному искусству, что сподвигнуло его на поступление в Королевскую академию драматического искусства. Тому Хиддлстону доверили играть главные роли в спектаклях, поставленным по произведениям Уильяма Шекспира. Артисту, получившему признание британских критиков, а также награды Лоуренса Оливье и Йанфа Чарльсона, казалось бы, желать больше было не о чем, но Тому Хиддлстону хотелось играть для более широкой аудитории.

Ведь массовый зритель не ходит в лондонские театры смотреть классические пьесы, — значит, надо идти туда, где он бывает и играть то, что ему интересно. Но это так же означает, что надо полностью переменить не только героев и манеру игры, но и свои, выработанные аристократическими школами, университетами, театрами, эстетические критерии и культурные ценности.

Массовая культура настолько вездесуща, что даже самым аристократичным и утонченным актерам приятно спуститься время от времени с актерского олимпа и ассимилироваться с массовым зрителем. Здесь Том Хиддлстону очень быстро удалось завоевать всенародное признание и любовь. Помогли не только неотразимое актерское и мужское обаяние Тома, но и отличная классическая актерская школа. Именно с ее помощью ему удавалось характеры даже самых народных киногероев сделать глубже и значительнее.

Многие режиссеры утверждают, что секрет успеха персонажей Тома Хиддлстона заключен в самом актере, в его загадочной личности, а не в том, как его герои прописаны на бумаге. Они с радостью зовут Тома в свои проекты на самые разноплановые роли: будь то влюбленный вампир, Фрэнсис Скотт Фицджеральд или персонаж из вселенной комиксов.

Вуди Аллен, например, пригласил Тома Хиддлстона сыграть в своем фильме «Полночь в Париже» тремя предложениями по электронной почте без какой-либо нужды в кастинге: «Дорогой Том, я снимаю фильм в Париже этим летом. Я прикрепил несколько страниц. Мне бы очень хотелось, чтобы ты сыграл роль Скотта».

В фильме «Тор 2: Царство тьмы» Том Хиддлстон возвращается на экраны в образе полюбившегося всем Локи, одного из самых неоднозначных злодеев в истории комиксов. Локи хочется симпатизировать, но в то же время ненавидеть, сочувствовать в моменты, когда режиссер берет крупный план его непроницаемых, но полных отчаяния глаз, но радоваться, когда он получает по заслугам. Зрителя постоянно держат в неведении о том, обманывает ли Локи сам себя или только окружающих. И хотя хочется верить в доброту и светлую сторону Локи, фанаты все же боятся того, что его сущность уйдет в небытие, стань он на сторону света.

В преддверии выхода фильма КиноПоиск встретился с актером в Лондоне с целью узнать о его отношении к персонажу, а также разгадать тайну — кто же такой Том Хиддлстон, скрывающийся под маской обаятельного и холодного злодея?

— Том, злые намерения Локи вполне оправданы. Так что автоматически аудитория может наладить с ним связь, он не чистое зло. Вы понимаете причины и мотивы его поступков?

— Да, я думаю о нем, как об антигерое. Он тот, в ком заложено человеческое начало. Он не злой, он просто нередко принимает неправильные решения. Он полон человеческих слабостей — одинок, зол, завистлив, амбициозен. Считает себя обманутым жизнью и семьей. Именно это является основой причиной его гнева, и из-за этого он становится плохим парнем. Чтобы лучше понять своего персонажа, мне пришлось прочитать книги по психологии детей и родителей. Локи — не абсолютное зло, так как у него все же есть определенные мотивы, его злые намерения можно хоть как-то оправдать. Это помогает аудитории наладить с ним душевную связь и даже симпатизировать ему в некоторые моменты фильма.

— Я знаю, что вам нравятся шекспировские злодеи. Не напоминают ли они Локи своими злодейскими амбициями и характерами?

— Первый раз я играл Локи под руководством Кеннета Браны. Мы оба разделяем страсть к Шекспиру, поэтому наша отсылка к этому великому писателю была довольно схожей. В «Короле Лире» есть герой — Эдмунд, незаконнорожденный сын. Он второй сын, поэтому чувствует, что его меньше любят. Отношения Эдгара и Эдмунда схожи с отношениями Тора и Локи. Эдмунд одержим идеей стать королем, как и Макбет, кем эта идея овладела целиком и полностью. И все они в состоянии использовать ситуацию в личных целях, как и другой шекспировский злодей — Яго. Именно эти герои послужили мне отправной точкой для строительства образа Локи, их злодейская страсть лежит в фундаменте моего киногероя. Если бы Шекспир смог посмотреть «Тор 2», он бы подтвердил мою правоту.

— Удавалось выпить пива с Крисом Хемсвортом в родном Лондоне, или поговорить о жизни с Энтони Хопкинсом после очередного съемочного дня?

— Честно говоря, я и не помню, видел ли я их вне съемочной площадки, поскольку съемочный день был длинным, как говорится, от зари до зари. А, нет, вспомнил! Когда мы уехали в Исландию на съемки «Царства тьмы», нас с Крисом Хемсвортом поселили в маленьком домике прямо у подножия вулкана, рядом с котором и происходило все действие. Это был довольно обычный дом, но знаете что там было особенного? Мы с Крисом каждый день готовили кулинарные шедевры вместе с нашим исландским домоуправляющим. А потом ночи напролет болтали о жизни и пили вино. Это было очень забавно. Давно я так не веселился.

— Ваш герой Локи не столь плох, как представляется многим. В связи с этим, какой самый добрый поступок вы совершили в жизни? Или романтичный, если вы вообще считаете себя романтиком?

— Ох, Боже мой, самый добрый поступок! Я не знаю даже, я слишком скромен, чтобы говорить об этом.

«
Мы с Крисом каждый день готовили кулинарные шедевры»
— Вам и не нужно быть скромным, вы же звезда!

— Да, наверное (смеется). Было время, когда я любил совершать романтичные поступки, и мне это очень нравилось. В университете у меня была девушка, она изучала французский и итальянский, мы встречались какое-то время. И в ее учебу обязательно входило проживание и работа в Париже в течение 6 месяцев. Она попросила меня съездить с ней на выходные в Париж, помочь ей там обустроиться. Я ей сказал, что не смогу, так как у меня будет очень важное прослушивание, которое я не могу перенести. По правде говоря, от того прослушивания на тот момент зависела моя карьера в кино. Туда мне велели прийти в субботу вечером, сказав, что если я не появлюсь, то роли не видать мне, как своих ушей. В субботу я уже был на пути в студию, но в самый последний момент развернулся и поехал на Кингс-Кросс, сел на «Евростар» и помчался в Париж. Конечно, я решил явиться к своей девушке сюрпризом и, пока ехал, держал связь с ее подругой. И вот я, наконец, в Париже, вот я по наводке подруги нахожу их в Люксембургском саду, где они покупают мороженое… Девушка моя стояла перед стендом с мороженым разных вкусов и никак не могла выбрать нужное. Я подошел и, встав позади нее, тихо прошептал: «Трудный выбор, не правда ли?». Для меня в той фразе было больше смысла и иронии, чем могло показаться на первый взгляд. Поступок оказался даже чересчур романтичным, так как моя девушка чуть не упала в обморок от страха. С тех пор я стал более осторожен в романтических делах. Вот, а кто знает, как сложилась бы моя карьера, сходи я на то прослушивание?

— Я полагаю, что у вас теперь еще более высокие требования к ролям. Я недавно закончила сценарий. Что мне сделать, чтобы заполучить согласие Тома Хиддлстона играть в моем фильме?

— (Думает). Ну, во-первых, нужно обязательно сначала заполучить согласие Энтони Хопкинса, на меньшее я уже не соглашусь. А, во-вторых, режиссером должен стать Джим Джармуш. И, конечно, гонорар — это отдельная тема. (Несколько секунд ведет себя очень серьезно, после чего начинает громко смеяться). Ладно, шутки в сторону. Я думаю, что важнее, чтобы герой и его судьба вызывали интерес. Чтобы он трогал и ваше, и мое сердце. Так чаще всего получается, если автор в сценарий вкладывает себя всего без остатка. Тогда и другие увидят это и захотят превратить его в интересный фильм. И, конечно, надо найти хорошего режиссера, об этом я не шутил.

Похожие интервью

Светлана Ходченкова: «Не каждый день читаешь такие сценарии»

Светлана Ходченкова: «Не каждый день читаешь такие сценарии»

02 Ноябрь 2013
В конце января, аккурат к Олимпиаде в Сочи, на российских экранах появится фильм «Чемпионы» — вдохновляющий альманах из пяти историй российских спортсменов, завоевавших медали несмотря ни на что. ...
Харрисон Форд: «Мой герой в „Игре Эндера“ сложнее, чем Хан Соло»

Харрисон Форд: «Мой герой в „Игре Эндера“ сложнее, чем Хан Соло»

03 Ноябрь 2013
В мировой прокат направляется «Игра Эндера» — военно-космическое приключение по считавшейся не поддающейся экранизации книге Орсона Скотта Карда. Летом на конвенте Comic-Con мы посетили ...
«Тор 2: Царство тьмы»: Интервью с художником Дэном Юргенсом

«Тор 2: Царство тьмы»: Интервью с художником Дэном Юргенсом

02 Ноябрь 2013
Наш специальный материал «Легенды Асгарда: Уолт Саймонсон и Дэн Юргенс», приуроченный к долгожданному выходу в российский прокат фильма «Тор 2: Царство тьмы», завершается эксклюзивным интервью с ...